17 сентября 2021, 12:05

Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу

Скачать оригинал
Сегодня, 17 сентября, одному из важнейших структурных подразделений МЧС России - Центру экстренной психологической помощи - исполнилось 22 года. И за все время его существования не было сомнений по поводу востребованности «срочной помощи» - работа психологов МЧС высоко ценится обществом.
«Еще до создания Центра в профессиональном сообществе велись дискуссии по поводу целесообразности оказания психологической поддержки пострадавшим, родственникам погибших, очевидцам на месте чрезвычайных ситуаций и происшествий. Некоторые специалисты утверждали, что в таких условиях она малоэффективна, что с проблемами нужно разбираться спустя какое-то время после трагических событий в уютных терапевтических кабинетах. Но уже первая практика показала: экстренная психологическая помощь, оказываемая на месте, результативна и увеличивает шансы человека вернуться к нормальной полноценной жизни».

Так начала нашу беседу Оксана Василовна Серазтдинова, психолог отдела воспитательной работы и психологического обеспечения Управления кадров, воспитательной работы, профессиональной подготовки и психологического обеспечения Главного управления МЧС России по Иркутской области.

Первый опыт работы психологов в условиях чрезвычайной ситуации случился в сентябре 1999 года при ликвидации последствий терактов в жилых домах на улице Гурьянова и Каширском шоссе в Москве – буквально за несколько дней до официального создания Центра экстренной психологической помощи как филиала Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины МЧС России (Приказ № 502 был подписан 17 сентября 1999 года). В 2002 году его возглавила кандидат психологических наук Юлия Шойгу, а в 2003 году на Центр было возложено организационно-методическое руководство психологической службой МЧС России, все специалисты-психологи, работающие в системе министерства, были объединены.

Психологическая служба Главного управления МЧС России по Иркутской области была создана в июле 2006 года. Психологи вошли в состав мобильной группы, способной за короткий промежуток времени организовать работу в зоне чрезвычайных ситуаций. Сегодня в ее составе работают двенадцать психологов, десять из которых прошли аттестацию и имеют квалификацию «Спасатель».

«Боевое крещение» специалисты нового подразделения получили при ликвидации последствий крупной авиакатастрофы, произошедшей 9 июля 2006 года. Тогда аэробус А310 авиакомпании «Сибирь», совершавший рейс по маршруту Москва—Иркутск, после приземления в аэропорту Иркутска выкатился за пределы взлётной полосы и врезался в гаражный комплекс. Из находившихся на его борту 203 человек (195 пассажиров и 8 членов экипажа) погибли 125. Психологи Главного управления оказывали экстренную помощь пострадавшим и прибывающим родственникам, работали в морге, обеспечивая психологическое сопровождение процесса опознания.

«Позднее наших специалистов стали привлекать для работы с пострадавшими на пожарах, в дорожно-транспортных происшествиях, для работы с суицидентами и эмоционально неустойчивыми людьми. Я пришла в систему в тот момент, когда психологи входили в суточную смену Центра управления в кризисных ситуациях, и по России у нас тогда было самое большое число выездов – до 38 в год. Обусловлено тем, наш регион – в лидерах по всевозможным рискам», - рассказала Оксана Василовна Серазтдинова.

- Каково было перестраиваться со спокойного рабочего ритма на экстренное реагирование?

 - Морально я к этому уже была готова. У меня за плечами была классическая база института, десять лет практической деятельности в качестве школьного психолога и небольшой период, когда я, уехав в Якутию, работала в отделе кадров. Но когда прилетела обратно в Иркутск, четко осознавала, что хочу вернуться к психологии – делу, которое я знаю и которое люблю. И в этот момент моя коллега сообщила о наборе в Главное управление МЧС России по Иркутской области по нашему направлению. Мои ожидания оправдались полностью! Совершенно другой уровень, нагрузка, другие функциональные обязанности и такая многозадачность, которую человек с низкой стрессоустойчивостью вряд ли осилит. Опыт, полученный здесь, не сопоставим ни с чем: нет другой организации или частного предприятия, где возможен такой же рост в профессиональном плане. Шутим, что тот, кто прошел школу психологической службы в МЧС, будет успешен в любой области.
Важной, конечно, была поддержка коллег: Елены Николаевны Кихтенко, Марии Сергеевны Карнышевой, Богданы Петровны Васильевой, которая возглавляла нашу службу с 2008 года. В коллективе изначально сложилась традиция при передаче смены проговаривать то, с чем пришлось столкнуться во время работы, применяя элементы дебрифинга и супервизорство. Несмотря на наличие регламента, определенных аксиом, каждая ситуация индивидуальна, и ты в секунды принимаешь решение, как действовать. Выполнить задачу помогает опыт, в том числе житейский.

- Какими качествами должен обладать психолог?

 - С опытом произошла переоценка ценностей, и сейчас на первое место я ставлю профессиональную компетентность, высокую стрессоустойчивость, готовность к быстрой смене деятельности, а также к тому уровню эмпатии, который позволяет в критической ситуации понимать чувства других, сопереживать, но при этом сохранять личностные границы. Богдана Васильева всегда подчеркивала: мы должны помочь людям справиться с их горем, но сами эмоциям поддаваться не должны. Психолог не имеет права терять контроль над ситуацией. Наши задачи - это поиск ресурса, умение чувствовать другого человека, «слышать» в его ответах не только фактическое содержание событий, но и то внутреннее, психологическое, транслируемое через рассказ. Мы стремимся оградить от опасности человека, у которого наблюдается острая стрессовая реакция – в кратчайший срок найти верный подход, чтобы он не причинил вред ни себе, ни окружающим. Изменения в поведении и психическом состоянии людей – одно из самых распространенных последствий, наблюдаемых у тех, кто тем или иным образом вовлечен в экстремальную ситуацию.

 - Есть пример из практики?

 - На одном из пожаров с гибелью двух детей, обезумевшая мать бросалась сначала к пожарным с требованием немедленно идти в дом, кровля которого уже обрушилась, и вот-вот могли рухнуть стены, а потом сама бросилась в объятое огнем строение. Бойцы ее перехватили и передали нам. Опаленные волосы и брови, полное отрицание гибели детей и навязчивая мысль бежать их спасать – нам нужно было вывести женщину на тот уровень осознания, чтобы она признала их смерть, вернулась в реальность, какой бы страшной она ни была. После оказания экстренной психологической помощи, мы передаем пострадавших своим коллегам из территориальной подсистемы Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций для пролонгированной помощи, но вначале необходимо купировать сильнейшие эмоциональные реакции. Они крайне опасны.

 - То есть вы помогаете человеку осознать, что прежней жизни больше нет?

 - Именно. Потеря близких, имущества – жизнь, действительно, делится на до и после чрезвычайной ситуации или иного трагического события. Мы должны помочь человеку пройти все этапы стрессового состояния и прожить горе так, чтобы его переживания не затянулись на годы, разрушая личность, найти ресурс, с помощью которого он будет предпринимать конкретные действия по возвращению к нормальной жизни. Особая категория - это дети. Основная сложность при работе с ними состоит в том, что облечь свои переживания в слова они не могут и, как бы, «замирают». Их поведение может выглядеть таким же, как всегда, что сбивает с толку взрослых. Ошибка считать, что ребенок ничего не понял. Он может не проявлять немедленного горя, а острая реакция иногда откладывается на месяцы. Близкие часто боятся сообщать ребенку о случившемся, думая, что тем самым защищают и ограждают его от боли. Это тоже распространенная ошибка. Ребенку необходимо узнавать о смерти близкого одновременно со всеми членами семьи, чтобы процесс горевания проходил синхронно.

Экстренная психологическая помощь оказывается после критического события. Ее целью является целостная система мероприятий, направленных на оптимизацию актуального психического состояния пострадавших, а также родственников и близких погибших, и пострадавших в условиях ЧС. Достижение этой цели приводит к значительному снижению вероятности возникновения у пострадавших, отдаленных психических последствий в результате воздействия травмирующего события (психосоматические проблемы, посттравматические стрессовые расстройства и др.). В случае, когда реакции человека выходят за пределы нормы, необходима помощь врача-психиатра.

 Летом 2019 года психологи на протяжении нескольких месяцев работали в населенных пунктах Иркутской области, пострадавших от паводка. С чем пришлось столкнуться там?

 - В период ликвидации последствий чрезвычайной ситуации, когда удалось обеспечить жителей города Тулуна, потерявших жилье, местами в пунктах временного размещения, питанием, медицинской и социальной помощью, а сотрудники очищали территории: сносили дома, непригодные для проживания, убирали мусор, откачивали застоявшуюся воду, нам поступила информация, что в одном из полуразрушенных домов прячется семья с детьми. Их заметили бойцы специализированной пожарно-спасательной части во время осмотра дома. Мы действительно обнаружили на чердаке родителей и двух несовершеннолетних. Дети нуждались в срочной медицинской помощи, поскольку имели все признаки вирусной инфекции. Отец не шел на контакт ни с кем, а мать просто подчинилась его решению, хотя и осознавала, что жить в таких условиях не было необходимости. Казалось бы, опасность, вызванная паводком, миновала, но на фоне стресса после периода продуктивной деятельности у мужчины наступила апатия. А эта эмоциональная реакция обладает такой же энергозатратностью и представляет опасность для самого человека и для окружающих. Человек уже не мог адекватно оценивать риски проживания семьи в аварийном доме, а дети стали заложниками ситуации. Мужчину в конечном итоге удалось вывести на контакт, помочь ему найти ресурсы для дальнейших действий – с моими доводами он согласился. Знаете, я хочу отметить слаженность работы всех служб, потому что в кратчайшие сроки эта семья была размещена в ПВР, дети получили необходимую медпомощь, моментально подключились социальные работники к решению имеющихся проблем. Баня, чистая одежда, возможность спать на сухом белье, нормальное питание – и к человеку возвращаются силы.
 Я бы хотела отметить еще один фактор, определяющий настроение в зоне ликвидации чрезвычайной ситуации. Это провокационная и недостоверная информация, которая мгновенно обрастает слухами. «Вбросы» равно как и провокаторы, преследующие цель дестабилизировать обстановку, имеют место. Стресс повышает внушаемость, и мы стараемся оперативно пресекать слухи, логически обосновать несостоятельность дезинформации, чтобы не возникало паники. От своевременности достоверности и доступности информации зависит многое, как видите.
- Обязанности психолога, получается, намного шире?
- Конечно. В мае 2014 года после верхового лесного пожара, который перекинулся на поселок Дальний Нижнеилимского района, больше 90 жителей остались без крова. Помимо оказания психологической поддержки, мы также подключались к решению вопросов по обеспечению минимальных условий жизнедеятельности пострадавших. Составляли списки необходимого, договаривались с доставкой необходимых вещей, лекарств, средств гигиены. То есть еще один аспект профпригодности психолога – это развитые коммуникативные способности, которые непосредственно влияют на максимально быстрое уточнение обстановки, взаимодействие со специалистами других служб. Когда мы на выезде, идет психологическое сопровождение не только пострадавших, но и специалистов МЧС России, принимающих участие в ликвидации ЧС. В Тулуне при огромной загруженности мы могли пообщаться с нашими сотрудниками только поздним вечером, но это обязательная часть нашей работы. Что у них происходит, как они себя чувствуют, какова психологическая атмосфера в коллективе? Они сильные и выносливые ребята и стесняются озвучивать свои проблемы. Случайно в разговоре проскальзывает, что у одного из бойцов спину «заклинило», а он отнекивается, мол, надо просто отдохнуть. Несмотря на его протесты, вызываешь «скорую» и сопровождаешь в больнице – ситуация-то серьезная. Такое геройство чревато длительной потерей здоровья, и это тоже нужно донести до сознания коллег.

- У вас есть еще несколько направлений в работе с личным составом. Расскажите, пожалуйста, о них.

- Мы проводим психофизиологическую диагностику, психопрофилактические и психокоррекционные мероприятия, направленные на поддержание и восстановление оптимального психоэмоционального состояния сотрудников - общая численность закрепленного за нами личного состава – более 4,4 тысяч человек. Мы входим в состав Управления кадров, поскольку занимаемся профессиональным психологическим отбором в ряды сотрудников и работников МЧС России, а так же кандидатов на обучение в образовательные учреждения. Он позволяет спрогнозировать эффективность их деятельности на той или иной должности и за много лет не претерпел существенных изменений, как и требования к профессионально важным качествам. Наш внутренний мир противоречив, одни мотивации не уживаются с другими, поэтому пытаемся разобраться с кандидатом, чего он ждет от будущей профессии. Поясняем, что за ее героическим ореолом есть прозаичные обязанности: за пожарно-техническим вооружением и автотехникой ухаживать, свои боевки приводить в порядок, проходить профессиональную подготовку. Важно всё: образование, жизненный опыт, готовность соблюдать субординацию, дисциплину, выполнять приказы. Если мы не принимаем человека, то мы объясняем, почему и ориентируем, в каких областях он может быть успешен. Несоответствие индивидуально-психологических качеств кандидата требованиям профессиональной деятельности могут обернуться ошибками, допущенными в ходе выполнения служебных задач, могут угрожать жизни и безопасности людей, а также повлечь за собой материальный и моральный ущерб.
 Еще одно важное направление деятельности психологов – это психологическая и психофизиологическая реабилитация, направленная на оптимизацию физического и психологического состояния личного состава. Есть комнаты психологической разгрузки, оснащенные специальным оборудованием для снятия психоэмоционального напряжения, где проводятся сеансы психорегуляции, тренинги, занятия с личным составом. Постэкспедиция важна: ее проходили и спасатели, работавшие на ликвидации крупнейшей в истории России аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, и бойцы, возвращающиеся с мест авиакатастроф, дорожно-транспортных происшествий.

 Результатом этого направления деятельности психологической службы является слаженный коллектив МЧС.

«Мы видим, как растут вчерашние кандидаты – сегодняшние сотрудники - в профессиональном плане. Получают звания и знаки отличия, ведомственные награды за проявленный героизм – и не только во время несения службы. И очень гордимся ими и нашей работой», - подытожила Оксана Серазтдинова.


Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Экстренная психологическая помощь: вернуть к нормальной жизни вопреки пережитому ужасу
Эта статья полезна?