14 июля 2021, 18:21

Переговорщики

Скачать оригинал

Напряженные и продолжительные переговоры – так характеризуют ситуацию, сложившуюся в минувший вторник в одной из высоток на улице Советской в городе Иркутске.

Информация о том, что на карнизе балкона на 13 этаже стоит мужчина с малолетним ребенком, стала поступать в экстренные службы с 16 часов. С этого времени и начался отсчет спасательной операции, к которой подключились сотрудники сразу нескольких ведомств. Но до их прибытия не совершать фатальную ошибку мужчину уговаривали его соседи по лестничной клетке: иркутянка Людмила Литвинова и ее 16-летний сын Антон. Им удалось привлечь внимание человека, готового на крайний шаг, и, что самое важное, отвлекать его от страшных мыслей до приезда специалистов, имеющих опыт переговоров.

- В этой ситуации их человечность, неравнодушие, участие, умение вести диалог позволили выиграть время, - подчеркнула Валентина Харинская, психолог Главного управления МЧС России по Иркутской области.

Когда она вместе с инспектором по делам несовершеннолетних отделения № 7 муниципального управления МВД «Иркутское» Ксенией Кучиной вошла в их квартиру, Людмила и Антон помогли сориентироваться в ситуации. Благодаря этому были приняты верные решения.

- Во-первых, стало ясно, что выходить в форме на балкон нельзя. Мужчина настроен решительно – при виде сотрудников мог почувствовать угрозу и не пойти на контакт. Он также агрессивно реагировал на появление мужчин в зоне видимости, а значит, следовало на время и этот провоцирующий фактор исключить. Нам дали одежду, мы переоделись в гражданское. Легенда была создана тут же: мы – новые жильцы, недавно заселившиеся в одну из квартир и планирующие отпраздновать новоселье. Все происходило очень быстро – наедине со своими мыслями оставлять мужчину было просто опасно, - рассказала психолог.

- Сколько времени уходит на сбор «анамнеза» в таких критических ситуациях?

- Он идет постоянно с того момента, как получаешь информацию о происшествии, о личности, об обстановке и не прекращается до завершения операции. Важны все детали. Услышал – анализируешь, увидел – анализируешь. В ту же секунду, как выходишь на балкон, и тебя мужчина с ребенком замечают, задача - оценить эмоциональное состояние каждого, их реакции, спрогнозировать риски.

- Вы оцениваете с морально-этической точки зрения такие поступки или абстрагируетесь?

- У специалиста нет права на осуждение. В целом, что бы ты ни увидел, эмоции тобой завладеть не должны. Концентрируешься на другом. Как максимально деликатно установить контакт, подбирая слова, интонацию. А в этом тебе помогают вербальные и невербальные сигналы, которые подает человек: его речь, движения. На наше появление на соседском балконе парень отреагировал все-таки адекватно, в диалог вступил. В ходе разговора удалось выяснить, что основное его требование – увидеться с женой, с которой они находились в ссоре. И вот этот момент вызывал противоречивые чувства. Было четкое понимание, что это опасно для ребенка, поскольку мужчина использовал сына для манипуляции. Что он мог сделать при виде супруги, предугадать было сложно. С другой стороны мы видели, что он устал и мог чисто физически не удержать малыша в руках. Необходимо было принимать решение, а не тянуть время.

- Вам пришлось параллельно работать и с мужчиной, и с его женой, и с ребенком. Как удалось распределить внимание?

- Опыт такой работы помогает определить, кто в моменте больше нуждается в помощи. Ты видишь, что парень теряет интерес к разговору, начинает передвигаться по карнизу, опасно отклоняться, смотрит вниз – концентрируешься на нем и вновь вовлекаешь его в диалог. Когда мальчик начинает разжимать ручонки от усталости, холода, страха – обращаешься к нему, кричишь, что он должен крепче держаться за папу, потому что он его защитит, и ребенок реагирует, прижимается плотнее. И его отец, кстати, тоже прислушивается к нашим словам - обнимает сына крепче. Мама малыша особенно нуждалась в поддержке. Она несколько раз теряла сознание от стресса, ее приводили в чувство люди, находящиеся в квартире. И она все-таки находила в себе силы и вновь выходила на балкон и разговаривала с мужем. Мы ее проинструктировали: она соглашалась со всеми его требованиями.

- Прекрасно понимаю, что в вашей работе не может быть каких-то шаблонов, алгоритмов - каждая ситуация индивидуальна, в каждой приходится искать точки опоры. Какие вчера удалось найти для успешного завершения переговоров?

- Мужчина хотел разговора с женой – он состоялся. Он увидел, что ему сочувствуют, его поддерживают, услышал, от жены, что она его простила. И вот это был, наверное, переломный момент. Требований у него по сути больше не осталось, он устал физически. Решение сам принять не мог – мы его старались направить: повторяли, как заведенные, уже в императивной форме, что ребенку нужно поесть, сходить в туалет, а значит надо вернуться им в квартиру. И предложили перекурить, и уже всем вместе отметить «наше прерванное новоселье». И он согласился.

- Какие чувства вы испытали, когда отец и сын оказались в безопасности?

- До тех пор, пока он не открыл нам дверь, не впустил в квартиру, была определенная прострация и мысль: а что дальше? Но вот когда мы переступили порог (а в руках у нас была бутылка водки, которую он просил, какие-то фрукты и даже закуска - их нам в мгновение ока собрали соседи ради поддержания «легенды»), тогда буквально открылось «второе дыхание». Мы начали по-обыденному суетиться. Мать взяла на руки ребенка, завернула его в плед. Мужчина начал просить у них прощение. Я обратила внимание, что он стеклом поранил ногу, предложила перебинтовать, Ксения принесла аптечку. И это его отвлекло до появления сотрудников полиции. Знаете, я выдохнула в тот момент, когда сделала последний оборот бинта, завязала узел, и мужчину подняли и повели к выходу. На этом эта ужасающая история завершилась. И все силы мы смогли направить уже на работу с матерью и ребенком. Обоим дать горячий чай, печенье. Заинтересовать мальчугана игрушками.

- Сегодня вы улыбаетесь, и, казалось бы, ничто не выдает пережитое накануне. Как удается перезагрузиться после таких ситуаций?

- С родными есть договоренность на «час тишины». В этом у нас есть понимание: близкие дают возможность «переключиться». Душ, какие-то бытовые дела – также этому способствуют. А потом уже общение с семьей, совместные дела. В профессиональной среде - супервизия для сохранения психологического равновесия, разбор ситуации с коллегами, возможность проговорить все, что случилось.

В общей сложности переговоры длились 3,5 часа. Когда все завершилось, очевидцы, не сговариваясь, начали аплодировать профессионализму и выдержке тех, кто предотвратил трагедию.


Эта статья полезна?
100% посетителей считают статью полезной