10 марта 2021, 10:49

Владимир Селезнёв: «Настоящий эксперт по пожарам – это интуиция, упорство и намётанный глаз»

Скачать оригинал

Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория» по Иркутской области проводит судебные экспертизы по пожарам, исследования вещественных доказательств с целью установления причин возгораний, исследовательские работы по определению пожаро- и взрывоопасности веществ и материалов, исследования огнетушащих веществ и пожарной опасности различных технологических процессов. Для этого на вооружении экспертов есть множество специальных установок и приборов. Однако статус одной из лучших в России испытательная пожарная лаборатория Иркутской области поддерживает благодаря специалистам. О становлении и развитии ИПЛ, а также о том, как формировался штат экспертов лаборатории, рассказал полковник внутренней службы Владимир Юрьевич Селезнёв, возглавлявший испытательную пожарную лабораторию в Иркутской области с 2000 по 2017 год.

- Прежде чем стать сотрудником Испытательной пожарной лаборатории, я служил дознавателем в восьмом отряде государственной противопожарной службы по охране города Иркутска, поэтому в ИПЛ на должность инженера в 1998 году пришёл уже с опытом расследования пожаров. Через год стал старшим инженером и ещё через год – начальником сектора исследования пожаров. В 2000-м году, с повышением начальника испытательной пожарной лаборатории Юрия Михайловича Козлова, меня назначили на его должность. Учитывая весьма ограниченные технические возможности лаборатории, признаюсь, поначалу было очень сложно организовывать работу. Но начальник тогда ещё управления государственной противопожарной службы МВД России Геннадий Павлович Файзрахманов попросил не подвести. И подвести было нельзя.

- Что представляла собой испытательная пожарная лаборатория тогда?

- Очень слабо оснащённое подразделение. Из приборов у нас в то время были только карандаш, блокнот и плёночный фотоаппарат «Зенит». ИПЛ нужно было поднимать, и начинать пришлось с элементарной мебели – столов и стульев. Ремонт в помещениях делали своими руками. Активное оснащение лаборатории специальным техническим оборудованием для исследования пожаров началось с того времени, когда лаборатории передали в ведомство МЧС России, в 2000-е годы. Это позволило со временем значительно расширить спектр объектов исследования. Работать стало интереснее. К примеру, с новыми возможностями эксперты могли определять причину пожара в полевых условиях. Технический комплекс, появившийся на вооружении в лаборатории, значительно облегчил задачу по установлению причин и обстоятельств пожаров, сократилось время расследования, увеличился объём работы. Свои доводы эксперты обосновывали уже научно, с доказательствами.

- С каким опытом вы пришли в испытательную пожарную лабораторию?

- С опытом расследования пожаров. Когда только стал дознавателем при пожарной части в городе Иркутске, у меня появился наставник. Тогда ещё старший лейтенант Светлана Георгиевна Владимирова, инспектор. Она меня научила многому при разборе пожара, а главное – придавать значение мелочам. Возможно, поэтому мне удавалось расследовать достаточно сложные случаи и, бывало, даже опровергать мнение экспертов. Пожар у нас случился однажды зимой в центре города. Поздней ночью горело отдельное офисное здание, обнесённое забором. Приехал инженер ИПЛ и быстро поставил свой «диагноз» - поджог. Я, дознаватель, привык докапываться до истины. Копал в буквальном смысле слова и раскопал на пожарище чайник, включённый в розетку с оплавленным электрическим шнуром. Под ним находился очаг пожара – место с наибольшими термическими повреждениями. Конечно, после экспертного заключения о поджоге я сомневался в своей версии, поэтому решил проверить. Накануне выпал снег и ровным слоем лёг на окружающий здание забор. Посторонний человек, который устроил бы поджог, должен был преодолеть это препятствие и нарушить снежный покров. Осмотрев весь забор по периметру, я не обнаружил никаких посторонних следов и всё-таки сделал заключение о коротком замыкании, которое и послужило причиной пожара. Проведя более детальный осмотр места происшествия, инженеры подтвердили мою версию об электротехнической причине. В общем, это и определило дальнейшее направление в моей профессии.

- Расскажите, пожалуйста, о вашем первом опыте исследования пожара в ИПЛ.

- Первый опыт работы на пожаре в должности инженера испытательной пожарной лаборатории я получил в первую же дежурную смену, поэтому помню его до сих пор. Ночью произошёл пожар в магазине в центре города Иркутска. Приезжаем на место. Стекло разбито, внутри горит. Первая мысль была: злоумышленники разбили стекло и закинули горящий факел или бутылку с горючей жидкостью. Искал, соответственно, камень, другой тяжёлый предмет, которым разбили стекло, или хотя бы осколки. Не нашёл и вдруг обратил внимание, что отверстие в стекле кажется довольно странным – с ровными краями, будто от выстрела, но не слишком маленькое. В поисках того, чем можно было выстрелить в окно, нашёл корпус ракетницы. Нужно сказать, в то время не было интернета, где можно было бы почерпнуть нужную информацию, а достать специальную литературу было нелегко. Помог знакомый, дал мне почитать про ракетницы. И только тогда я смог сделать обоснованное подтверждённое научной литературой заключение о том, что пожар действительно мог произойти от выстрела сигнального пистолета.

- Что представляет собой эксперт испытательной пожарной лаборатории?

- Само понятие «эксперт» подразумевает высокую квалификацию специалиста. За все 17 лет, что я возглавлял ИПЛ, у нас на службе не появилось ни одного случайного сотрудника. Только знания и опыт позволяют хорошо делать свою работу. В результате команда лаборатории сложилась из толковых дознавателей, и иркутская испытательная пожарная лаборатория стала сильнейшей в Сибири и одной из лучших в России. Конечно, это стало возможным только благодаря специалистам. Среди них – сегодняшний начальник ИПЛ Константин Леонидович Кузнецов, руководители сектора судебных экспертиз в разное время Алексей Александрович Корякин и Руслан Олегович Морозов. Конечно, сейчас у экспертов на вооружении есть современное оборудование, но только специалист может определить, что важно в конкретном случае, на что обратить внимание, сделать объективное заключение на основе деталей. Это под силу только настоящему эксперту.

- Владимир Юрьевич, какие исследования выполнялись в испытательной пожарной лаборатории под вашим руководством и как со временем изменились функции ИПЛ?

- Помимо исследования пожаров, в самом начале мы проводили испытания пенообразователя и анализ химпоглотителя для изолирующих противогазов (КИП). Сами собирали приборы, которые помогали бы нам в работе. Первый прибор, который мы собрали вручную, предназначался для определения трудногорючих материалов (ОТМ). Со временем, когда на вооружении экспертов появилось новое техническое оборудование, начали больше времени уделять исследованию веществ и материалов на пожароопасность, на горючесть и дымообразование. Затем на основе своих испытаний мы стали проводить сертификацию пожарной безопасности. Сейчас ИПЛ, помимо пожарно-технических экспертиз, занимается и строительными экспертизами, исследованиями вещественных доказательств с места пожара, независимыми оценками пожарных рисков. Для этого сектор судебных экспертиз оснащен современным оборудованием. Но самым главным и неизменным остаётся цель работы испытательной пожарной лаборатории – это снижение риска и предотвращение пожаров ради спасения жизни.


Эта статья полезна?