Телефон доверия
8 (3952) 39-99-99

Иркутский комплексный подход rss

10 Июня 08:30

Сергей Диденко и Сергей Левченко

начальник Сибирского регионального центра МЧС России и губернатор Иркутской области

Иркутская область – один из лучших в стране примеров отточенного взаимодействия МЧС России с субъектовой властью. Несмотря на то, что регион большой, сложный, подверженный многим рискам, защита населения и территорий здесь организована на высоком уровне. Чтобы разобраться, как этого удалось добиться, мы побеседовали с губернатором Иркутской области Сергеем Левченко и начальником Сибирского регионального центра МЧС России Сергеем Диденко.

– Уважаемые Сергей Георгиевич и Сергей Леонидович, расскажите, как в Иркутской области строится взаимодействие между регионом и федеральным министерством по чрезвычайным ситуациям?

С. Левченко: Надо понимать, что видов взаимоотношений между регионом и МЧС в принципе очень много, потому что в этом процессе участвует множество организаций. Возьмем нашу традиционную напасть – лесные пожары. Обеспечение пожарной безопасности в лесах ложится на того, кому они принадлежат. Если они федеральные – то это Рослесхоз, если областные – то министерство лесного комплекса субъекта, если городские – то муниципалитеты. Если же они находятся в аренде, то за них отвечает арендатор, который должен по условиям соглашения проводить соответствующую профилактику. Это с одной стороны. С другой, есть МЧС, которое в принципе отвечает за все, что связано с безопасностью. Пожар – он ведь границ не имеет, идет и идет, хоть в городе он начался, хоть в деревне или в лесу – разницы нет. Таким образом, приходится координировать деятельность многих организаций, не говоря уже об огромном количестве людей. И наша задача, как областного правительства, обеспечить эту координацию на всех уровнях.

С. Диденко: Я прекрасно осознаю, что у губернатора спектр решаемых вопросов – 360 градусов. Круг настолько широк, что губернатор не может и не должен быть специалистом во всех вопросах. Должна быть команда, в которой люди отвечают за конкретные направления. МЧС России – это орган, специально уполномоченный на решение задач по предупреждению и ликвидации ЧС, ведомство, нацеленное на обеспечение безопасности. А точнее, комплексной безопасности, поскольку она включает в себя не только защиту населения и территории от пожаров, но и от многих других факторов.

В моем представлении идеальная схема взаимодействия выглядит так: мы, МЧС, должны выдавать руководителю региона конкретные рекомендации по нашей компетенции, то есть сформировать профессионально подготовленные к реализации предложения. Это могут быть, например, методики по работе старост, по созданию служб РСЧС, добровольных пожарных дружин и т.д. Губернатор знакомится с нашими предложениями и решает - это мы принимаем в чистом виде, это, наверное, используем вот так, это мы добавим сюда, а это уберем вовсе. Иными словами, принимает решения, исходя из имеющихся возможностей.

– Сергей Леонидович, в Иркутской области схема, как вы ее представили, работает или где-то бывают сбои?

С. Диденко: С приходом Сергея Георгиевича, мы нашли консенсус между нашими требованиями и заинтересованностью губернатора в решении вопросов по безопасности жизнедеятельности населения. Поэтому и наши региональные сборы по итогам и задачам были проведены в Иркутске, и пожарно-спасательный кроссфит тоже прошел здесь. В целом губернаторская команда региона нацелена на результат, на который мы ориентируем руководителей органов исполнительной власти субъекта.

С. Левченко: На самом деле, и Сергей Леонидович, и я, да и любой руководитель всегда хочет, чтобы все было идеально. Но, к сожалению, очень часто наши желания не совпадают с нашими финансовыми возможностями. Именно поэтому в основном и бывают ограничения.

Перед нами всегда встает задача – как сделать так, чтобы имеющиеся у нас средства дали наибольший эффект при их использовании. И я такую задачу ставлю перед своими помощниками, на каком направлении они бы не работали – культура, спорт, экономика, безопасность, потому и сумели добиться хороших результатов в плане эффективности вложения средств.

– Какие риски характерны для Иркутской области?

С. Левченко: Во-первых, у нас много опасных производств. Вторая категория рисков связана с долговременными явлениями. Например, упал уровень воды в Байкале, соответственно везде понизился уровень грунтовых вод. Начали высыхать небольшие водоемы. Но, похоже, этот цикл заканчивается, в последнее время Байкал пошел вверх. Ну и, конечно, одна из самых больных для Иркутской области тем – это лесные пожары.

С. Диденко: Надо добавить и палы сухой растительности, которые устраивает население, чтобы решить хозяйственные проблемы. К сожалению, менталитет нашего человека таков, что пока сам не обожжется, не поверит, что горячо. Ландшафтные пожары мучают каждый год.

С. Левченко: Тут важна воспитательная работа. Она наиболее трудоёмка и долговременна. В ней задействовано большое количество организаций: и МЧС по своей линии, и добровольцы и ДОСААФ, и студенты, и общественные организации и министерство образования, и муниципалитеты. Но попробуй воспитать человека, которому 50–60лет! Он привык так жить: подумаешь – пал! Нагрёб кучу сухой травы, прошлогодних листьев, поджог и ушёл.

Поэтому мы создаем экологические проекты для молодежи, чтобы с юного возраста прививать ответственность перед обществом и природой. У нас много студентов-волонтёров, которые распространяют листовки среди жителей, рассказывают, разъясняют им правила пожарной безопасности. И, знаете, это неплохо работает. Сибиряков тяжело поучать, они упрямые, но подчас и пожилые люди прислушиваются к слову молодых ребят.

– Но одними увещеваниями вряд ли можно добиться результата?

С. Левченко: Да, приходится штрафовать и уголовные дела заводить в отношении нарушителей. Это дает эффект. Люди приучаются вести себя ответственно, что в лесу, что на своем участке. В прошлом году площадь пожаров в регионе удалось сократить в 4,4 раза.

С. Диденко: Это как раз показатель активного и эффективного воздействия на решение проблемы. Не просто бросить на борьбу с огнем всех пожарных десантников, а именно путем работы с муниципалитетами, проведения жёсткой политики по снижению числа поджогов. Так, в прошлом году в Иркутской области за это были наказаны 1,7 тыс. человек.

– Довольно много! А тяжело было решиться на столь жесткие, очень непопулярные меры?

С. Левченко: Честно сказать, я прекрасно понимал, что довольных будет немного. Кто же любит, когда его ограничивают? Привычка есть привычка. Но если положить на чашу весов недовольство этих людей и тот ущерб, который могут причинить их действия, то выбор становится очевидным. У человека, который побывал на таких пожарищах, какие у нас были в прошлом году, не возникнет сомнений, наказывать или нет за нарушение пожарной безопасности.

– Достаточны ли принятые меры или законодательство в этом отношении нужно еще ужесточать?

С. Левченко: Законодательство надо ужесточать однозначно, и мы над этим работаем. Но если говорить о профилактике мелких нарушений, вроде сжигания мусора, здесь, пожалуй, ничего дополнительно не изобретёшь. Мы имеем право штрафовать, всегда работаем совместно с МЧС и МВД, при необходимости привлекаем прокуратуру, и таким путем решаем проблему.

А в законодательстве необходимо чётко прописать ответственность арендаторов лесных участков. Сейчас добраться до истинного арендатора очень сложно. Я уже обсуждал этот вопрос с руководителем Рослесхоза Иваном Владимировичем Валентиком, и он согласился со мной. Сейчас как получается? Человек когда-то взял в аренду на несколько десятилетий лес, отдал его в субаренду, а сам уехал на Канары и живёт там. А когда возникает ЧС, ищешь этого арендатора. Во время пожара некогда долго разбираться, не нашёлся арендатор, начинаешь искать фактических руководителей работ, которые разбегаются, как тараканы…

У нас, к сожалению, на природных ресурсах паразитирует довольно много всяких лиц и фирм, которые не несут никакой ответственности. С этим надо заканчивать.

– Можно ли решить эту проблему на региональном уровне?

С. Левченко: Нет, только на федеральном. И мы совместно с Валентиком будем лоббировать необходимые изменения в Лесной кодекс. Подключим депутатов Госдумы от Иркутской области.

С. Диденко: Я бы добавил, что нужно установить законодательную ответственность за личную безопасность гражданина. С этим тоже большая проблема. О чем думают люди, например, когда в опасный период отправляются по тонкому льду, чтобы поймать каких-нибудь пять рыбёшек? Или когда уходят неподготовленными в горы, на сплавы, в тайгу и попадают в рискованные ситуации. Для их поисков и спасения привлекается огромное количество специалистов и техники. Благо, если человека удаётся найти живым. Я считаю, в законодательстве должна быть предусмотрена ответственность людей за свою жизнь.

– Вопрос с субарендаторами остро стоит и в торговых центрах. Главная проблема в том, что штрафы здесь в принципе не работают, потому что прибыль всегда больше, чем штраф. Бизнесу проще откупиться, чем что-то исправить. Эффект дают ограничительные меры, но от них страдают все, в том числе население, которое не может воспользоваться привычными магазинами и услугами. Как здесь найти баланс?

С. Левченко: Если говорить о базовых нормативных вещах, то, вроде бы, все есть. Есть официально утвержденные противопожарные, строительные нормы. Но предприимчивые люди научились разными путями обходить закон. В итоге, к примеру, сдали нормальный объект, а через год он уже совсем другой. Где-то пожарный выход заставят прилавками - он вроде существует, а воспользоваться им нельзя. К приходу проверяющего прилавок отодвинули и, пожалуйста, всё в норме. Ушёл проверяющий, всё вернулось на место.

Освобождать предпринимателей и те виды бизнеса, которые напрямую связаны с человеческими жизнями, с безопасностью, нельзя ни от каких видов проверок. Если, скажем, дворник плохо убирает улицу, люди заметят и придут с жалобой в управляющую компанию. А чтобы понять, правильно ли организована безопасность, нужен специалист, так что контролирующие органы должны иметь полное право приходить на объект и проверять. И дело даже не в количестве нормативных документов, а в том, чтобы надзорная система работала.

С. Диденко: Надзор, конечно, надо возвращать. Не должно быть так, что министерство, которое отвечает за пожарную безопасность объекта, не допускается на этот самый объект ни на этапе проектирования, ни на этапе строительства, ни даже на этапе приёма в эксплуатацию. А потом выясняется, что там неправильно построены лестничные марши, не соответствует пожарная защита, нет путей эвакуации.

Понятно, что надо давать возможность малому и среднему бизнесу развиваться, не душить его проверками. Но при этом вопросы безопасности не должны отодвигаться на задний план. И президент Российской Федерации, кстати, обратил внимание именно на этот факт.

– Вернемся к Байкалу. Это настоящее природное чудо, которое периодически мучают разные экологические проблемы. Какие меры предпринимаются для восстановления его экологии и можно ли решить эти проблемы только на региональном уровне?

С. Левченко: Байкал – самый чистый водоём планеты. Это 20 % всей пресной воды мира и 80 % – Российской Федерации. И силами двух регионов (Иркутская область и Бурятия, на территории которых находится озеро – прим. автора), безусловно, не справиться с решением всех насущных вопросов. Вместе с тем я скажу, что экологическая проблема озера явно преувеличена. Некоторое время назад было модно говорить, что Байкал погиб. Это не так. Проблемы есть, как и в любом деле. Это накопленные десятилетиями отходы целлюлозно-бумажного комбината, это многочисленные населенные пункты, расположенные по берегам озера. А ведь его береговая зона – 1,3 тыс. км. Нужны разного уровня очистные сооружения, чтобы в Байкал не попадали промышленные и коммунальные стоки, бытовые отходы. Список задач просто огромен.

– Можно выделить хотя бы основные?

С. Левченко: Один из пунктов федеральной программы по охране озера Байкал, которая действует с 2012 г., утилизация всего, что накоплено Байкальским ЦБК. Это примерно 5 млн. т. отходов в шламоотвалах. Когда я вступил в должность, программа существовала уже четыре года, но абсолютно не работала, хотя деньги на нее выделялись. Я полгода подождал, потом на встрече с президентом России сказал: «Прошу передать полномочия заказчика по этой программе региону». Он ответил, «под вашу ответственность», если это возможно. Мы согласовали вопрос в соответствующих министерствах, с федеральным правительством и в октябре прошлого года вышло распоряжение, согласно которому нам были переданы все обязанности по этой программе. И уже ближе к концу года часть отходов была утилизирована. В этом году продолжаем работу.

Вторая проблема – контроль качества воды от потенциальных источников загрязняющих стоков, например, от населенных пунктов. Занимаемся организацией онлайн мониторинга, чтобы видеть всю картину и оперативно принимать меры.

Тут мы обратились к международному опыту. В 80-е годы в Женевском озере даже купаться было опасно, а сегодня Франция и Швейцария скоординировано управляют чистотой озера. Лозаннский университет, это один из ведущих научных центров, занимается этой проблемой. Наш институт изучения Байкала заключил с ним договор, и мы планируем применить подобные технологии, но более масштабно.

Третье – это борьба со стоками. Мы решили взять лучший мировой опыт доведения сточной воды до питьевого состояния. Есть ведь страны, которые полностью живут на переработанной воде. В прошлом году мы провели первый Водный Экологический форум. Собрали все лучшие мировые компании из 24 государств, устроили между ними конкурс и выбрали самые передовые предложения от японцев и французов. Сейчас работаем над тем, чтобы оборудование по очистке у нас было размещено во всех населённых пунктах по береговой линии.

Но тут есть один нюанс – в Байкале уровень чистоты воды выше, чем санитарные нормы для питьевой воды. Поэтому те фирмы, которые мы приглашали на форум, были предупреждены, что нам нужна не питьевая вода, а чистая вода Байкала!

С. Диденко: В общем, чище чистого.

С. Левченко: Именно так.

Беседовал Дмитрий Рассказов

Оцените информацию, представленную на данной странице:
1 2 3 4 5
Спасибо, Ваш комментарий принят!

« Назад

Рубрикатор
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я Все
Загрузка...
По вашему запросу не найдено совпадений